почему Ламетри называл человека машиной